Горный Алтай в годы Гражданской войны

Горный Алтай в годы Гражданской войны

ВИДЕО>> История государственности Горного Алтая

        Годы гражданской войны (1918 - 1922)

  Восстание чехословацкого корпуса, начавшееся в конце мая 1918 г., нашло поддержку всех групп населения, недовольных политикой советской власти. При поддержке Каракорума в Горном Алтае были распущены Советы. 9 июня 1918 года в с. Улале были арестованы члены Улалинского сельского Совета, Председатель сельсовета И.И. Некоряков вынужден был скрываться.

         В.Ш. Плетнёв с супругой. 1933 годВ Горном Алтае, как и по всей стране, разгоралась Гражданская война. Вокруг Соведепов стали формироваться красногвардейские отряды. Самым крупным из них был шебалинский отряд во главе с опытным фронтовиком В.И. Плетневым. Численность отряда доходила до 260 человек. Шебалинские партизаны учувствовали в кровопролитных боях с белогвардейскими отрядами. В бою за освобождение с. Мыюта 9 мая 1919 года плетневский отряд численностью 30 человек, освободили село и захватили более 200 пленных. Летом 1918 года регулярный отряд красногвардейцев под командованием В.И. Плетнева по призыву Бийского Совдепа, принял участие в боях с белогвардейцами на реке Чумыш и в боях в с. Алтайское.

         Тем временем в Сибири повсеместно шло наступление колчаковских войск, под их натиском пала советская власть в бывшем уездном городе Бийске, и в Ойротии.

           Отряд Плетнева выступил в с. Шебалино, однако окруженный со всех сторон, без оружия и боеприпасов отряд не мог вести открытое наступление. Командиры и члены отряда приняли решение перейти к партизанским формам борьбы. В первых числах июля на лесной поляне Семинского перевала состоялся последний отрядный митинг.

           Восстание чехословацкого корпуса подтолкнуло к антибольшевистским вооруженным выступлениям и часть реакционного офицерства, которую не устраивало как большевистское правление, так и власть эсеровской демократии.

         


        В мае-августе 1918 г. Временному Сибирскому правительству пришлось предпринимать меры по подавлению в Горном Алтае мятежа штабс-капитана бывшей царской армии Д. Сатунина, который являлся служащим внешнеторговой экспедиции в Монголию. Он, формально признавая подчинение Каракорум-Алтайской управе, оставался по сути неуправляемым «полевым командиром». Перед своим выездом из г.Бийска в Горный Алтай Сатунин направляет ряд телеграмм в несколько волостных центров (Алтайское, Шебалино, Онгудай, Кош-Агач, Улалу), а также именитому скотоводу Аргымаю Кульджину в Теньгу. В своих посланиях он заявлял, что имеет приказ от самого Колчака «спасти Алтай» и не допустить восстановления Советской власти в Горном Алтае. Прибыв в с. Улалу 14 июля 1918 г. Сатунин, постарался взять под свой контроль белогвардейский отряд штабс-капитана Попова. Часть отряда Попова отказалась перейти в подчинение Сатунина. Несмотря на это, большая часть белогвардейских отрядов в Горном Алтае, были объединены под командованием Сатунина. Он провел мобилизацию мужского населения, занятых ими деревень, а также реорганизацию отрядов.

         При разгоне Советов он проявлял самоуправство, производил бессудные казни и порки «сочувствующих» советской власти. Временное Сибирское правительство и Каракорум призвали его разоружиться и передать власть правительственным органам.


        П.Ф. Сухов К августу 1918 г. единственной вооруженной силой, которая оказывала сопротивление белым в Западной Сибири, оставался сводный красногвардейский отряд П. Ф. Сухова. Отступая из Барнаула, красные части вошли на территорию Горного Алтая для выхода в Монголию на соединение с частями Красной Армии Туркестанского фронта.

         В течение двух долгих месяцев, теряя бойцов, с боями отряд Сухова пробивался в горы Алтая, к Уймону. Его продвижению препятствовал казачий отряд Волкова, казаки станиц Чарышской, Антоньевской, которые всеми силами оттесняли суховцев от лесных массивов и деревень. Провиант, коней,   подводы, суховцам приходилось брать грубой силой и кровопролитием, этим они настраивали против себя местное население. 2 августа бой в с. Тележихе (Солонешенский район), окончившийся для отряда тяжелым поражением и отступлением. Многие бойцы были морально сломлены, и уже не доверяли своим командирам. Далее отряд Сухова с тяжелыми потерями продвигался к Уймону, по неполным данным: «в Тележихе расстреляно 59 красноармейцев, в Топольном – 40, Солонешенском – 17, Сибирячихе – 10, Черном Ануе – 20, Караколе – 9, Усть-Кане – 12».

        В начале августа отряд Сухова, насчитывающий к тому времени всего 253 красногвардейца, вошел в Усть-Коксу. Из письма Д. Сулима (соратника П.Сухова) своей жене Л. Гук: « Село Кокса. 8 августа 1918 г. Кругом горы, а на вершинах снег, цветы и лес. С высокого Алтая тебе привет. Я весь как прежде. Несмотря на то, что последнее время была пережита неприятность, несмотря на то, что кругом ежечасно витает смерть,- я, мои убеждения тверже скал Алтая…».

        9 августа отряд прибыл в с. Катанду, до Чуйского тракта оставалось шестьдесят верст – один переход, но очень и очень трудный: по обрывистой и опасной горной тропе через Теректинский хребет.

         10 августа Сухов выступил из с. Катанды, выслав вперед усиленную разведку, 50 человек, во главе с начальником штаба Д.Г. Сулимом. Разведка обследовала гору Байду и, не заметив ничего подозрительного, двинулась дальше. В четыре часа дня главные силы отряда прошли небольшое село Тюнгур, не задерживаясь в нем. В 7 километрах ниже села на берегах Катуни были устроены две засады бойцами конного отряда поручика Любимцева. Отряд П. Сухова попал под перекрёстный огонь и был разбит. Несколько дней местные крестьяне и казаки отряда Волкова вылавливали в горах обессиливших суховцев. Сам Петр Сухов был найден на третий день, приведен в Тюнгур, и после жестоких допросов расстрелян на берегу Катуни. Судьба разведки Сулима осталась неизвестна, по воспоминаниям современников она погибла позже разгрома суховского отряда. Есть легенда, что Сулим, узнав о гибели своих товарищей, бросился со скалы в Катунь.

      Останки 144 бойцов легендарного отряда суховцев покоятся в с. Тюнгур, это самая большая братская могила в Западной Сибири.

       С гибелью суховского отряда вооруженное сопротивление сторонников советской власти на территории Западной Сибири прекратилось. Горный Алтай на полтора года оказался под властью белых правительств Сибири.

     Почетный караул у гроба П. Сухова.jpg     Мемориальная доска, установленная к 50-летию героического боя красногвардейского отряда П.Ф. Сухова, 10.08.1918.    Памятник П. Сухову в с. Тюнгур 


И.Я.Третьяк.         В сентябре 1919 года начался новый подъем партизанского движения в Горном Алтае. В сентябре 1919 г. сформирована штаб бригада 1-го полка в с. Черный Ануй, куда вошли жители Черноануйской, Келейской, Барагшской, Куяганской Солонешенской волостей под командованием И.Я.Третьяка. Штаб бригады принял решение идти на соединение с уймонскими частями, которые теснил есаул Кайгородов. 26 сентября бригада партизан насчитывавшая более двух тысяч человек, двинулись на Уймон. По дороге, в с. Усть-Кане, произошел крупный бой, окончившийся первой победой партизанских частей.

    В с. Абай (современный Усть-Коксинский район) было решено из мелких отрядов, действовавших в Уймонском крае, сформировать 3-й партизанский полк под командованием бывшего фронтовика, председателя Ново-Шипуновского сельского Совета, комиссара повстанческого штаба № 6 Степана Григорьевича Ладкина. Ввиду того, что численность уймонских отрядов не превышала 600 человек, С. Г. Ладкину было приказано провести по всему Уймону мобилизацию мужского населения в возрасте от 18 до 45 лет.

      В октябре 1919 г. в с. Абай происходит объединение Красноармейских партизанских отрядов Горного Алтая в единую партизанскую дивизию под командованием И.Я. Третьяка. В это время, так же активизировались партизанские отряды в с. Ынырга, Успенка (ныне Чоя), Паспауле.

   Партизанское движение в Горном Алтае было представлено всеми его слоями, в том числе и зажиточным, особенно в Уймонском районе. Социальная неоднородность партизанского движения обусловила разные идейно-политические установки его участников, что породило на начальном этапе внутреннюю борьбу за контроль в военной и гражданской сфере. Повстанцы ряда волостей, представители гражданского населения провозглашали общедемократические ценности и видели в созыве Учредительного собрания конечную цель борьбы. Однако реальный авторитет и власть принадлежали военному командованию партизанских отрядов в лице пробольшевистски настроенных бывших фронтовиков.

     Памятник борцам за Советскую власть в с. Иодро (Белый Бом)Партизаны перешли к активным наступательным действиям. Они стремились овладеть Чуйским трактом, как основной дорогой имеющей стратегическое значение. Вновь сформированный 3-й полк должен был двигаться вниз по р. Катуни и выйти на тракт в районе села Усть-Иня, занять катунские паромные переправы; 1-й и 2-й полки должны были двигаться в направлении Кырлык — Ябоган — Теньга. По плану, белогвардейские отряды, находившиеся в районе Теньга — Онгудай, должны были под натиском 1-го и 2-го полков партизан отступить к каунским паромным переправам, которые к тому времени должны были быть захвачены партизанами 3-го полка.

     В то же самое время колчаковское командование разработало план разгрома партизан Горного Алтая. Против них колчаковцы собрали крупные силы. В помощь регулярным частям, направленным из Бийска, спешно готовились дружины в Смоленском, Алтайском и других предгорных селах. Начальник бийского сводного «правительственного» отряда подполковник Хмелевский сформировал и вооружил дружины в с. Шебалине, Онгудае и Кош-Агаче.

       2 октября 1919 года из Бийска в Горный Алтай был направлен белочешский отряд с артиллерией. Срочно перебрасывались также с артиллерией первая сотня алтайского дивизиона, хорошо вооруженные казачьи сотни, пехота.

      Прибыв со своим штабом в с. Шебалино, Хмелевский 10 октября издал приказ, предусматривавший окружение и взятие Уймона, где сгруппировались партизанские отряды.

      Подтянув силы, колчаковцы заняли все горные дороги, ведущие на Уймон. Командование партизанской дивизии предприняло ответные меры. Перейдя в наступление, партизаны разбили один за другим несколько отрядов противника и за двое суток продвинулись с боями более 120 верст заняли Уймонский тракт от ур. Кырлык до Черного Ануя. В результате боев в районе Усть-Кана сводный отряд Хмелевского, насчитывавший 1300 человек, был разгромлен. Сам Хмелевский спешно эвакуировался в с. Алтайское.

      23 декабря 1919 года партизаны перекрыли Чуйский тракт в с. Топучая. Отряды белогвардейцев, находившиеся в Чемале, Черге, Шебалино оказались отрезанными друг от друга. Партизанскими отрядами было занято с. Шебалино.

          В декабре 1919 года началось отступлении колчаковских войск по Чуйскому тракту в Монголию.

      18 декабря 1919 года отряд Ф.Усольцева занял с.Улалу. затем двинулся в Чемал, где к нему присоединились отряды под командованием Е.П. Нохрина и М.Е. Нагих. Позднее их этих отрядов был сформирован 50й батальон 1-го Бийкого советского полка.

       Ликвидацию колчаковских войск взяли на себя регулярные части Красной Армии. Постепенно партизанские полки, начиная с декабря 1919 года стали вливаться в качестве запасных полков в составе 5-й Красной Армии. Ликвидация отступавших белогвардейцев в Горном Алтае была возложена на 26-ю Златоустовскую стрелковую дивизию (начдив Я.П. Гайлит). В конце декабря 1919 года в урочище Едро был смертельно ранен командующий капитан Сатунин. После смерти Сатунина командование сводным отрядом белогвардейцев принял полковник Елачич. Но он вскоре заболел тифом, и поэтому с 21 февраля 1923 года командующим стал А.П.Кайгородов.


      А. Кайгородов Александр Кайгородов был уроженцем села Абай (современный Усть-Коксинский район) Бийского уезда Томской губернии. В первую мировую войну он воевал в царской армии, дослужился до чина прапорщика, в 1917 году стал полным кавалером Георгиевского креста "за проявленные смелость и отвагу". Летом 1918 года Кайгородов вступил в антибольшевистскую Сибирскую армию. После того, как руководителем Белого движения стал адмирал Колчак, на подконтрольных ему территориях была объявлена мобилизация. Кайгородов вначале уклонился от нее, но позже вступил в Русскую армию и даже состоял в личном конвое Колчака, однако уже в декабре того же года был уволен и уехал в родные места на Алтай.

      Как следует из различных источников, Кайгородов был либо русским, либо метисом. Большинство исследователей говорят о том, что отец его был русским, а мать - алтайкой или теленгиткой. Потомки земляков есаула рассказывают, что Кайгородов "был русским метисного происхождения, но хорошо владел алтайским и казахским языками", знал и уважал местные обычаи, любил свой народ и боролся за его благополучие. В родном Абае Кайгородов организовал отряд для борьбы с Советами. Поскольку он был местный, знал алтайский язык, местные обычаи, то его с такой идеей поддержали, его популярность среди местных была высока.

         Отряд Кайгородова стремительно рос, в некоторые периоды численность его армии составляла до 4 тысяч человек. Это были огромные силы, которые к тому же имели неплохое вооружение, амуницию. Сначала вооружение, лошадей, форму ему предоставили официальные власти, а позже он обеспечивал свое войско из разных источников. В частности, знаменитый «Черный баран"» фон Унгерн переписывался с Кайгородовым, посылая ему приказы и деньги.

      В 1920-1921 годах, потерпев ряд поражений от Красной армии, Кайгородов с остатками своего отряда отправился в Монголию.

      В отступавших под напором красных частей, белогвардейских отрядах началось разложение. Не хватало продовольствия, не было обмундирования, эпидемия тифа уносила все больше и больше людей. Красные войска, между тем, шли в наступление. 7 апреля 1920 года 234-й полк овладел урочищем Айгулак. В этот же день была занята деревня Чибит. После занятия красноармейцами Чибита, Кайгородов вступил с ними в переговоры о сдаче. А.П. Кайгородов пытался затянуть переговоры, стремясь обеспечить себе отступление. Пока велись переговоры, разложение в белых частях продолжалось. Многие белогвардейцы сдавались «красным». Из 2400 - 2700 белогвардейцев отступили в Монголию только 600-700 человек, 9 апреля 1920 года частями 233-го полка было взято с. Улаган, 10 апреля село Кату-Ярык, 12 апреля - село Кайру. К середине апреля 1920 года района Улаган и Телецкого озера, Чуйский район оказались в руках красноармейцев. 11 апреля 234-й полк вступил в село Кош-Агач, 14 апреля в пограничный населенный пункт Ташанту. Остатки разбитых частей белогвардейцев во главе с Кайгородовым 19 апреля 1920 года перешли монгольскую границу за перевалом по р.Харга.

       После долгих скитаний к началу 1921 года Кайгородов с небольшим отрядом осел в местности Оралго по реке Кобдо (монгольский Алтай).

     Здесь к отряду Кайгородова стали массово присоединились беглецы из нескольких других небольших белогвардейских отрядов, бродивших по юго-восточному Алтаю и Западной Монголии — в том числе отряды Смольянникова, Шишкина, Ванягина и другие. Данное объединение стали называть «Алтайская сечь». Сечевики веди достаточно праздный образ жизни, изредка атакуя караваны, прогоняемые гурты скота в Советскую Россию: за три таких налёта в распоряжение отряда поступило до 10 000 баранов и порядка 2000 голов крупного скота.

   Памятник борцам за установление Совесткой власти в Горном Алтае. Открыт в 1957 г. г. Горно-Алтайск Летом 1921 г. в Горно-Алтайском уезде началась повсеместная организация антисоветских повстанческих отрядов. В августе в ряде волостей Горного Алтая начались активные боевые действия, которые носили слаженный характер.

     25 июня 1921 года есаул Александр Кайгородов, мобилизовавший всё имевшееся русское мужское население Кобдоского района, собрал все подконтрольные ему части и объединил их в так называемый «Сводный Русско-Инородческий партизанский отряд войск Горно-Алтайской области», после чего выступил в поход против Советской России. 22 сентября его первая, вторая и третья сотни выступили в направлении советского приграничного села Кош-Агача. К ним также присоединились две сотни Народной дивизии из корпуса Бакича. 25 сентября кайгородовцы перешли русско-монгольскую границу у Ташанты и на следующий день двинулись к селу Кош-Агач, где, по полученным ими сведениям, находился отряд красноармейцев численностью до 500 человек при 8 пулемётах. На рассвете 27 сентября отряд Кайгородова атаковал село. Однако красноармейцы, вопреки ожиданиям кайгородовцев, в это время не спали — местные казахи заранее предупредили их о подходе неприятеля. Как только сотни Кайгородова ворвались в село, красноармейцы начали обходное движение с флангов, стремясь окружить врага. На этот раз кайгородовцем также пришлось отступить, при этом понеся серьёзные потери. Из отряда Кайгородова оказались убитыми и ранеными многие из лучших его офицеров. К 28 сентября отряд отошёл в Киргизскую волость Бийского уезда.

     Неуспех в бою за Кош-Агач окончательно сломил надежды как кайгородовского отряда, так и самого есаула. В отряде начались смута, совещания, митинги. Большинство офицеров отряда отказалось от дальнейшего похода в Западную Сибирь. Тогда Кайгородов организовал призыв добровольцев для своего похода, но на него откликнулись лишь немногие алтайские инородцы, которые рассчитывали на свою способность скрываться в знакомых районах Горного Алтая. Из офицеров на призыв Кайгородова отозвались всего четыре человека.

      Вечером 29 сентября бывший отряд Кайгородова распался на несколько частей, которые разошлись в разные стороны и больше никогда не соприкасались друг с другом. Сам Кайгородов с небольшим числом своих сторонников выехал на родину в Абай.

       Почти полгода отряд Кайгородова уходил от разгрома охотившейся на него оперативной группы сил Красной армии и отрядов «частей особого назначения» (ЧОН). По сообщениям «красных» …для борьбы с «белобандитами-кайгородовцами» в октябре 1921 года в Бийском уезде была создана Горно-Алтайская группа войск в составе двух батальонов 185 полка, трёх батальонов 186 полка, трёх эскадронов 58 кавалерийского полка, 201 погранбатальона, сводного батальона ЧОН Алтайской губернии. Как и во всей Сибири после волны крестьянских антисоветских восстаний 1920 и 1921 гг., в Горном Алтае были спешно сформированы части ЧОН, которые комплектовались исключительно коммунистами, а также перепроверенными комсомольцами и бывшими красными партизанами — людьми, на деле доказавшими свою преданность Советской власти. Для успешной борьбы с белобандитами 90 процентов Горно-Алтайской организации РКП (б) было мобилизовано в ЧОН по первой очереди призыва. Ещё в середине августа 1921 года был объявлен приказ Горно-Алтайского Уездного комитета РКП(б) и начальника Отряда особого назначения о мобилизации коммунистов «на борьбу с бандитизмом». Члены и кандидаты в члены партии большевиков городской парторганизации переводились на военное положение.

Первый секретарь Ойротского обкома партии П.Я. Гордиенко и командующий ЧОН Ойротской области А.В. Ролико Виноградов. 1923 г..jpg  Участники Гражданской войны на митинге, посвященном 10-летию Ойротской автономной области. 1932 г  Члены ЧОН в день 10-летия 1932 год  Долгих И И командир отряда по ликвидации Кайгородова в 1921 - 1922 гг

      


         Есаул Александр Кайгородов погиб в апреле 1922 года в селе Катанда, при столкновении кайгородовцев с карательным отрядом ЧОН. В этом бою Кайгородов был тяжело ранен, после чего командир чоновцев, некогда спасённый Кайгородовым от смертной казни, комиссар И.И. Долгих, взяв есаула за чуб, отрубил ему голову. За «удачно проведённую операцию по ликвидации белобандитов Кайгородова» руководивший ею командир сводного отряда Долгих был награждён орденом Красного Знамени.

С ликвидацией отряд А. Кайгородова в Горном Алтае завершается гражданская война.

 

Источники:

1. Очерки по истории Горно-Алтайской автономной области. - Горно-Алтайск, 1973.

2. Бухтуева Л.В. Мы «желаем, чтобы весь мир шел по нашему пути». (о красногвардейском отряде П.Сухова). Материалы II Архивных чтений Республики Алтай . – Горно-Алтайск, 2016г.

3. Моя судьба в судьбе Алтая. Биографический справочник. XX - начало XXI веков. – Горно-Алтайск, 2006

 

 



Фотогалерея