Горный Алтай в годы Великой Отечественной войны
Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

Горный Алтай в годы Великой Отечественной войны

ВИДЕО>> История государственности Горного Алтая

ГОРНЫЙ АЛТАЙ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»

Мобилизация

   

    22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война. В тот же день 22 июня было проведено экстренное объединенное заседание бюро Ойротского областного комитета партии и облисполкома. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР о проведении войсковой мобилизации на территории 14 военных округов, в том числе и Сибирского бюро, Ойротский обком партии и облисполком приняли Постановление о проведении в области мобилизации, о перестройке работы аппаратов учреждений, предприятий, колхозов и совхозов соответственно условиям военного времени.

        23 июня 1941 г. для оказания практической помощи в проведении мобилизации, а также для проведения собраний и митингов в колхозах, совхозах, на промышленных предприятиях в районы выехали советско-партийные активисты. Призыву подлежали военнообязанные 1905 – 1918 гг. рождения. В августе 1941 г. в связи с необходимостью восполнения боевых потерь были призваны военнообязанные 1890 – 1904 гг. рождения. Дополнительно призывались все лыжники, имевшие подготовку инструкторов или спортсменов 1-го, 2-го, 3-го разряда мастеров лыжного спорта, врачи, медсестры, радисты, снайперы. 

        Мобилизация в области прошла успешно в соответствии с мобилизационным планом: не было ни одной задержки в явке и отправке военнообязанных, своевреПервые мобилизованные бойцы из села Улагана Ойротской автономной области (ныне Республика Алтай) август 1941 года.менно находились и предоставлялись средства передвижения; мобилизационные пункты своевременно обеспечивались необходимым ассортиментом продуктов: хлебом и хлебобулочными изделиями; махоркой, спичками, почтовыми конвертами и открытками, карандашами и другими предметами первой необходимости. В магазинах перед отправлением на фронт продавали носовые платки, носки, одеколон, зубной порошок, обувь. Главный областной сбор-пункт, через который проходили все мобилизованные области, за исключением Турачакского аймака, находился в с. Майма. Здесь мобилизованным реализовывали изготовленное по заказу Ойротского Облпотребсоюза заведениями местной промышленности нательное белье, гимнастерки, брюки, вещевые мешки, хлопчатобумажные сумки и обувь.

           Заявление на фронт. 1941 гПовсеместно граждане Ойротии подавали заявления на фронт. Все они начинались словами «Прошу отправить меня на фронт для защиты родины», а заканчивались: «Буду драться с фашистами, не щадя своей жизни». Заявления в военкоматы поступали индивидуальные, коллективные, устные, по почте, телеграфом.

         Массовой подачей заявлений население области отреагировало на Постановление Алтайского краевого комитета и Ойротского областного комитета «О создании первой отдельной добровольческой бригады Алтайского края» 1942 г. Призыв добровольцев в 1-ю добровольческой бригады в возрасте от 19 до 40 лет проводился только из числа тех, кто прошел не менее 110-часовую программу военного обучения. К концу июля 1942 г. укомплектование было завершено.

        Уже сразу же с первого дня войны в городе и в области стали проводиться собрания и митинги трудовых коллективов и колхозников. Советско-партийные активисты на собраниях и митингах разъясняли сложившуюся ситуацию, призывали к организованному проведению мобилизации людских и материальных резервов,

          Вся организационно-производственная деятельность трудовых коллективов и учреждений была перестроена на военный лад.

         В рамках всеобщего обязательного обучения граждан области военному делу в городе и в аймачных центрах были устроены учебные пункты, оборудованные наглядными пособиями, плакатами, учебными винтовками, полосами препятствий. В них проводилось обучение населения противовоздушной и противохимической защите, военному делу, была организована работа по привлечению горожан в ряды доноров. В области открывались курсы, школы, дружины по подготовке отправки на фронт лыжников, радистов, медсестер и др. Так, в г. Ойрот-Тура работали курсы инструкторов лыжного спорта, вечерние курсы радиоспециалистов. В области действовали курсы медицинских сестер, вечерние школы санитарных дружин.


Помощь населения фронту.

            

Телеграмма Сталина             В начале войны оформились фонд обороны и фонд Красной Армии. В фонд обороны поступала средства от населения, в фонд Красной Армии – ежегодные отчисления от колхозов и совхозов, включая хлебопоставки.

        В создании фонда обороны участвовали все граждане Ойротии: рабочие, колхозники, интеллигенция, единоличники, пенсионеры. Они отдавали личные деньги, средства, заработанные на воскресниках и субботниках, облигации государственного займа, ценные вещи. Колхозники в фонд обороны помимо денег и ценных вещей сдавали шерсть, овчины, баранов, зерно, цветной металлолом, вязаные вещи.

         С зимы 1942 г. по Чуйскому тракту из Монголии пошли верблюжьи караваны, груженные монгольским мясом и шерстью. Общее количество животных, занятых в этих перевозках, составило 18 тысяч голов.

        Население области вносило личные средства и на строительство боевой техники, оказывало помощь эвакуированному населению, военным госпиталям.

 


Эвакуация граждан и учреждений в Горный Алтай.

        студенты второго курса полеводческого отделения техникума. 1945 г.В Ойротскую область были эвакуированы учебные заведения, детские учреждения, жители блокадного Ленинграда и Ленинградской области и других регионов страны. Так, осенью 1941 г. прибыл Московский педагогический институт им. Карла Либкнехта. Исключительно важное значение для области имело открытие при этом учебном заведении в феврале 1942 г. алтайского отделения на факультете языка и литературы. После реэвакуации института в Москву это отделение в количестве 52 студентов и трех научных сотрудников было сохранено и подготовило четыре выпуска квалифицированных специалистов-алтайцев. 20 октября 1941 г. начал свою работы Тамбовский плодоовощной институт им. И.В. Мичурина, также эвакуированный в Горный Алтай. Он за два выпуска дал 735 специалистов для сельского хозяйства области. Из Москвы в Ойротию была переведена научно-исследовательская лаборатория пантового оленеводства Наркомсовхозов СССР; ее разместили в Шебалинском оленесовхозе. Последний послужил экспериментальной базой для внедрения научных методов ведения хозяйства.

      В январе 1942 г. в Ойрот-Туру была переведена 2-й Ленинградская спецшкола Военно-воздушных сил в количестве 500 человек. Ее разместили в здании зооветтехникума, в интернате и учебном корпусе рабфака. В октябре-ноябре 1941 г. в Аскат Эликманарского аймака был эвакуирован Борисопольский детский дом Киевской области, который сначала временно, а потом постоянно разместился в Доме туристов. Аскатский дом туристов полностью переоборудовали для детей. В нем устроили столовую, кухню, рабочие комнаты, на 1-ом этаже спальни для мальчиков, на 2-ом этаже спальни для девочек. На территории детского дома оборудовали спортивную площадку с различными сооружениями, водный бассейн, душ. При детдоме организовали 7-летнюю школу. Поскольку Борисопольский детский дом поступил в распоряжение отдела народного образования Ойротского (Горно-Алтайского) облисполкома, то он был переименован в Аскатский детский дом, который стал самостоятельным учреждением школьного типа для детей школьного возраста от 6 до 14 лет. Он финансировался из бюджета Ойротского облисполкома и отчитывался перед ним. При детском доме работали пошивочная и сапожная мастерские и действовало подсобное хозяйство обеспечивавшее детдом всеми необходимыми продуктами питания: мясом, молоком, сметаной, творогом, маслом, простоквашей, овощами: картофелем, капустой, огурцами, луком свеклой и др. Мастерские производили пошив и ремонт одежды, обуви. Воспитанники вместе с рабочими участвовали в ремонте помещений. В детском доме была своя библиотека. Детдом был рассчитан на 120 детей, но фактически в нем проживало 140 воспитанников. Они делились на три возрастные группы: учащиеся начальных классов, средних и старших. 14-летних воспитанников, окончивших 7-летнюю школу, детский дом в обязательном трудоустраивал в колхозах и совхозах Эликманарского района, на предприятиях Ойрот-Туры (с 1948 г. Горно-Алтайска), Бийска, Барнаула.

     Ленинградские врачи и учителя в годы эвакуации. Село Чемал Эликмонарского аймака. 1943 г. Кроме того, в Горный Алтай были эвакуированы еще два детских дома, которые расположились в г. Ойрот-Тура и в с. Манжерок Ойрот-Турского аймака. В 1942 г. из блокадного Ленинграда в Горный Алтай были эвакуированы 247 детей и сотрудников Ленинградского костно-туберкулезного санатория (ЛДКТС) им. В. Молотова. Больные дети в сопровождении медицинского и обслуживающего персонала более месяца добирались до Чемальского курорта, закрывшегося с началом войны. По прибытии в конце лета 1942 г. они разместились в двух зданиях опустевшего с начала войны Чемальского курорта. Здесь ЛДКТС получил новое наименование – детский костно-туберкулезный санаторий «Чемал». Ленинградский костно-туберкулезный санаторий считается действующим с 26 августа 1942 г. Этот день считается датой основания Чемальского детского санатория. Главрачом на постоянной основе был Н.И. Броднев. Численность персонала из ленинградских и местных специалистов: врачей, медсестер, санитарок, нянечек и других осенью 1942 г. составила 75 чел. Состояние детей, страдавших от костного туберкулеза и ослабленных от постоянного недоедания в блокаде, было настолько тяжелым; что многие из них месяцами находились на постельном режиме, и лишь немногие из них могли ходить. В санатории больные дети учились, с ними работали педагоги. По завершению обучения воспитанники получали свидетельства о начальном и неполном среднем образовании. Благоприятный климат Чемала и самоотверженный труд врачей и обслуживающего персонала давали положительный результат. Так, за 2 года из 247 детей излечились 132 ребенка. В июле 1945 г. состоялась первая реэвакуация для части ленинградских детей. Чемальский санаторий покинуло 28 излеченных детей, родители которых находились в Ленинграде, в сопровождении нескольких ленинградских сотрудников. В 1948 г. закончилась эвакуация для всех ленинградских сотрудников и детей, и их проводили домой.

     Списки эвакуированных в Горный Алтай  В Ойротию прибыло около 5 тыс. человек по направлениям Совета по эвакуации. В Горном Алтае на долгие военные годы нашли приют ленинградские беженцы, значительную часть которых вывезли по «дороге жизни» Ладожского озера. В фонде Ф. 36 Горно-Алтайского горисполкома КУ РА «Госархив СПД РА» имеется дело № 394, в котором содержатся списки эвакуированных граждан в Ойротскую автономную область. Большинство эвакуированных были из Ленинградской области, точнее из самого блокадного Ленинграда, за исключением небольшого количества граждан из Гатчины, Павловска, Волхова и других городов Ленинградской области. Так из общего списка эвакуированных, размещенных в Ойрот-Туре, в 1474 человек, 1218 были ленинградцами, то есть больше 80%. В Шебалинском аймаке из общего списка в 396 человек половина (191 человек) была из Ленинграда. В Усть-Канском списке этот показатель был еще больше, 80% эвакуированных являлись ленинградцами. Социальный состав эвакуированных ленинградцев был разным, здесь были специалисты различных профессий: преподаватели вузов, средних специальных заведений, школьные учителя, врачи, чертежники, экономисты, бухгалтера, счетоводы, кассиры, представители рабочих профессий. Достаточно высокий процент среди эвакуированных составили учащиеся.

        В первые месяцы войны были созданы областная и районные оперативные группы по приему и размещению эвакуированного населения. В городе делами размещения, трудоустройства эвакуированных граждан и определения их детей в школы занимался инспектор Ойрот-Туринского городского исполкома по хозяйственному устройству эвакуированного населения. В Ойрот-Туре и по аймакам эвакуированных ленинградцев старались трудоустроить по профессии: преподавателей и учителей направляли в педучилище, городские и сельские школы, врачей – в городскую и сельские больницы и амбулатории. Расселением ленинградцев в Ойрот-Туре занимался городской исполком. Осенью 1941 г. норма жилищной площади в Ойрот-Туре была снижена до 3 квадратных метров на человека, эвакуированных размещали на высвобожденных квадратах. Но поскольку в самом небольшом городе с жильем было тяжело, то еще 4 октября 1941 гг. городской исполком принял решение о введении платной трудовой повинности на строительство жилых бараков для обеспечения беженцев жильем. Предприятия местной промышленности (промартели) обеспечивали эвакуированных обувью, одеждой, кухонной утварью: посудой, тазами и другими необходимыми предметами быта, которые нужны были в повседневном обиходе, мебелью: столами, стульями. Эвакуированным гражданам выдавали продукты питания: муку, лапшу, сахар, картофель, капусту, растительное масло, соль, чай; обеспечивали мылом. Помогали беженцам и сами горожане, они делились не только квадратными метрами, но и вещами, продуктами, в летнее время учили огородничать, использовать лекарственные травы.

         Уже с 1944 г. эвакуированные ленинградцы стали возвращаться домой. Массовая реэвакуация состоялась уже в первые послевоенные годы. В памяти ленинградцев, которых приютил наш регион в годы Великой Отечественной войны, навсегда остались «маленький городок Ойрот-Тура» и Горный Алтай в целом. Некоторые их эвакуированных ленинградцев, такие как В. П. Розенков, Э. А. Молодых, В. Параева и другие, остались в Горном Алтае навсегда.


Население Горного Алтая в годы ВОВ

          К концу 1941 г. в действующую армию было призвано около 30% квалифицированных рабочих Ойротии. Мобилизации подлежали не занятые общественно-полезным трудом мужчины в возрасте от 16 до 58 лет и женщины от 16 до 45 лет. Одним из путей решения проблемы с трудовыми кадрами на предприятиях области было увеличение трудовой нагрузки и рабочего дня, широкое распространение движения «двухсотников», «тысячников», проведение фронтовых вахт, декад ударного труда, совмещение профессий и взятие повышенных обязательств.

       Жительницы Аюлы Эликмонарского аймака слева направо Табакаева,Кречетова Т.Р., Тарбанакова О.З. Характерной чертой состава рабочих кадров военного времени было резкое увеличение процента женщин и омоложение рабочих за счет лиц 18 – 20 лет. На отдельных предприятиях Горного Алтая число женщин достигало 65 – 70% от общего количества работавших.

         Проводился своеобразный обмен, при котором город направлял в деревню сезонных рабочих, взамен же требовал постоянных, согласно обязательной мобилизации сельского трудоспособного населения для работы в промышленности, рамках которой обком партии утверждал разнарядку по районам, а райкомы и исполкомы Советов распределяли ее по хозяйствам.

        За годы войны на предприятиях области действовали четыре основные формы обучения рабочих: стахановские школы для подготовленных рабочих, целевые курсы для обучения рабочих дефицитных специальностей, техминимум и очень эффективный бригадно-индивидуальный метод. Решением бюро Алтайского краевого комитета ВКП(б) и исполкома краевого Совета депутатов трудящихся от 19 июля 1941 г. в поселке Иня Онгудайского района области было открыто ремесленное училище, в которое в первый год поступило 170 чел. Ининское училище в то время было единственным учебным заведением в области, готовившим кадры для промышленности и сельского хозяйства.

          Острой в военное время являлась проблема снабжения населения одеждой, обувью, мылом и другими предметами первой необходимости. С середины 1941 г. была введена жесткая карточная система снабжения гражданского населения. Согласно этой системе преимущества в снабжении отдавались работникам приоритетных отраслей. Население было разделено по признаку общественной полезности на четыре категории снабжения: рабочие, служащие, иждивенцы, дети до 12 лет. Нормы снабжения колебались: от 200 до 1000 г. хлеба в день; от 200 до 4500 г. мяса-рыбы; от 150 до 1000 г жиров; от 200 до 600 г. сахара и кондитерских изделий в месяц. В Ойротскую область продуктов и товаров поступало еще меньше, так как оборонные заводы края должны были обеспечиваться в первую очередь. Средства, выделяемые государством, в первую очередь распределялись среди остронуждающихся и семьями фронтовиков.

        Руководство Ойротской области приложило большие усилия, чтобы перестроить хозяйственную деятельность на военный лад. Уже в первые месяцы войны в области произошла кардинальная перестройка народного хозяйства, оставшегося без рабочих кадров, высококвалифицированных специалистов и техники, на военный лад.


Сельское хозяйство в годы ВОВ

       

        Последствия войны тяжелейшим образом испытало на себе сельское хозяйство. Накануне войны в области были 315 колхозов, 10 совхозов, большинство которых специализировалось на развитии животноводства. В годы войны перед советско-партийным руководством и трудящимися была поставлена задача резкого увеличения производства и заготовки продукции по всем направлениям животноводства и земледелия: мяса, молока, масла, шерсти, зерна. Только за первые 6 месяцев войны численность колхозников сократилась на 20%, а к 1945 г. – на 45%. На 1 июля 1943 г. в области из 315 председателей было призвано в армию 296. Катастрофически не хватало учетчиков, бухгалтеров, ветврачей и веттехников, агрономов. Война отвлекла на фронт значительную часть сельскохозяйственной техники и лошадей. За первые 6 месяцев войны численность автомашин сократилась более чем на 50%. рабочих лошадей на – 25%.

       В полях Майминского аймака. 1940-е гг. К началу весеннего сева 1941 г. в области было подготовлено в школе механизации и на курсах при МТС 299 трактористов, 47 комбайнеров, 49 штурвальных и 34 машиниста молотилок, но значительная часть этих кадров ушла на фронт во время мобилизации. Сев в 1941 г. был проведен в более короткие сроки. Колхозы и совхозы Ойротской области первыми в Алтайском крае выполнили план весеннего сева. Общая посевная площадь в 1941 г. достигла 61,611 га, против 51,042 га. Одновременно с ростом посевных площадей изменилось и соотношение посева культур в сторону более урожайных и доходных. В 1941 г. озимой ржи Ойротская область посеяла в три раза больше чем в 1940 г., посадила картофель на 44% больше, огородно-бахчевых культур на – 75%. Урожай 1941 г. был убран вовремя благодаря четкой организации работ. Большую помощь в заготовке кормов и уборке урожая оказали рабочие и служащие, старшеклассники.

       Весной 1942 г. перед сельским хозяйством области встала острая проблема нехватки семян, возникшей из-за того, что в 1941 г. колхозы своевременно не засыпали семенной фонд, и увеличения посевных площадей. Семена удалось изыскать у соседних районов Алтайского края путем обмена на скот.

     Удалось решить вопрос с трудовыми кадрами. Согласно Постановлению СНК СССР от 17 апреля 1942 г. «О порядке мобилизации на сельскохозяйственные работы в колхозы, совхозы и МТС трудоспособного населения городов и сельской местности» осуществлялась отправка горожан на работу в колхозы. Мобилизации подлежали мужчины и женщины от 14 до 55 лет, а также учащиеся неполных и средних школ. Каждый мобилизованный на уборку урожая должен был выработать 40-50 трудодней в колхозах и 50-60 дневных норм в совхозах, а учащийся – 20-30 трудодней. За уклонение от выполнения трудовой повинности был назначен денежный штраф в размере до 100 руб.

     Профессию тракториста активно осваивали женщины и подростки, именно они составили основной отряд механизаторов в хозяйствах области.

    Осенью 1942 г. труженикам Ойротии нужно было убрать хлеб с 71800 га, что было намного больше, чем в предыдущий год. В помощь колхозам из областного и районных центров были направлены 6179 старшеклассников и студентов, откомандированы 300 человек областного и аймачного партийно-советского актива. Впервые в истории области был собран рекордный урожай хлеба – 12800 т.

      Государственный план развития животноводства по колхозам области в 1941 г. выполнен по крупному рогатому скоту (КРС) на 99,6%, по мелкому рогатому скоту на 106,5%, по свиньям на 108%, по лошадям на 97,4%. За 1941 г. общественное стадо в колхозах выросло: по КРС на 8%; по овцам и козам – 20,8%; по свиньям – 8,5%.

     Первые два военных года оставили тяжелый след на состоянии сельского хозяйства. Очень тяжело пришлось в 1943 г. В колхозах и совхозах не хватало машинной и уборочной техники, горюче-смазочных материалов, резко сократилось количество лошадей. 84% колхозников составляли женщины, 16% – люди преклонного возраста, подростки и инвалиды. 80% трактористов и 3/4 комбайнеров тоже были женщины. Они работали на тракторах, комбайнах, сеяли и убирали хлеб, заготавливали корма для общественного скота и ухаживали за ним. Среди председателей колхозов численность женщин составляла 17%. Во главе колхозов и совхозов, бригад и ферм вместо ушедших на фронт опытных специалистов стояли молодежь.

    Чрезмерное напряжение сил и средств для выполнения государственного плана 1942 г., недостаток семян в растениеводстве, падеж огромного количества скота из-за нехватки кормов, разрыв между размерами посевных и уборочных площадей, отсутствие необходимой техники и другие факторы предопределили возникновение сложной ситуации в сельском хозяйстве Ойротской области в 1943 г., который оказался самым тяжелым.

   Но даже в этих необычайно сложных условиях отдельные хозяйства добивались заметных успехов. По итогам соцсоревнования в животноводстве в 1943 г. победителями были признаны: колхоз «Кызыл Аргут» Кош-Агачского района, выполнивший государственный план развития животноводства по лошадям на 100,5%, по КРС на 103,5%, по овцам на 111,5%, по верблюдам на 112,5%, и полностью рассчитавшийся с государством по обязательным поставкам продуктов животноводства; овцетоварная ферма колхоза «Дяны Дюрум» Усть-Канского района, выполнившая план по овцеводству на 104,4%, получившая выход 118 ягнят на 100 маток и давшая рост поголовья овец на 20%.

   Весенний сев и уход за посевами в 1944 г. были проведены на более высоком уровне. Государство оказало помощь семенами картофеля в размере 250 тыс. т. колхозам, подсобным хозяйствам, потребкооперации, пищепрому, детдомам, больницам и семьям военнослужащих. Урожайность зерновых в 1944 г. оказалась на 47% выше предыдущего года. Годовой план хлебозаготовок был выполнен, государству было сдано 623 тыс. пуд. зерна, на 103 тыс. пуд. больше, чем в 1943 г. На уборке урожая образцы труда показывали не только молодежь, но и пожилые колхозники. Так, в колхозе «Завет Ленина» Ойрот-Турского (Майминского) района звено пожилых колхозниц систематически перевыполняло нормы выработки.

    В 1944 г. положение в животноводстве области в значительной степени улучшилось, чему в немалой степени содействовало принятое в сентябре 1944 г. облисполком прекратил контрактацию и покупку скота у колхозников и рекомендовал продать им в 1944 г. 5 тыс. ярок, прежде всего, участникам войны и их семьям. С колхозов списали задолженность прошлых лет по поставкам государству мяса, молока, шерсти и кож, уменьшили на 10% норму обязательных поставок мяса колхозам.

    Правительство страны высоко оценило достижения в сельском хозяйстве Ойротии, приравняв их к крупным победам на фронтах. Боевыми орденами в феврале 1945 г. наградили группу партийных и советских работников Алтая в 31 чел., в том числе 22 чел. из Ойротской автономной области. Орденом Отечественной войны II степени были награждены председатель облисполкома Ч. К. Кыдрашев, уполномоченный Министерства заготовок по области К. Н. Дзяминович, секретари райкомов: Ойрот-Турского – Г. С. Долгих, Онгудайского – А. И. Фатькин, Усть-Коксинского – В. У. Радошкин, председатели райисполкомов: Онгудайского – А. Г. Паутов, Турочакского – В. Г. Кречетов, Усть- Коксинского – В. А. Бреев.

    На 1 января 1945 г. в области было 10 совхозов, 273 колхоза, в них наличных 1344 двора. Несмотря на огромные трудности военных лет, труженики сельского хозяйства Ойротской автономной области сумели внести достойный вклад в обеспечение фронта и промышленности продуктами и сырьем. За 1941 – 1945 гг. колхозники Горного Алтая сдали государству 416 тыс. ц. зерна, 217,6 тыс. ц мяса, 750 тыс. ц молока, 1312 ц животного масла, 15840 ц шерсти, 108000 кож, более 187 тыс. овчин.

     Хозяйства области сдавали государству продукцию таежных промыслов: кедровый орех, горный мед, пушнину и рыбу. Разрешалось сдавать орех вместо всех видов сельхозпродуктов, подлежащих сдаче государству по обязательным поставкам, натурплате за работы МТС и возврату ссуд по эквивалентам. 1 пуд кедровых орехов принимался вместо 3 пуд. зерна, 1,5 пуд. мяса и 5 фунтов шерсти. Охотничьим промыслом в начале войны занимались 170653 чел., из них 83 женщины. Норма добычи за сезон на кадрового охотника составляла свыше 600 руб.

     За добросовестный труд 2,5 тыс. тружеников Ойротии были награждены правительственными наградами. Это председатель колхоза «Дяны дьел» Онгудайского района Е. И. Упаева, награжденная орденом Трудового Красного Знамени, чабан Теньгинского овцесовхоза Т. Марчина, награжденная орденом Трудового Красного Знамени, звеньевая колхоза им. Куйбышева Усть-Коксинского района Е. М. Киселева награжденная орденом Трудового Красного Знамени, мараловод совхоза «Абайский» М. П. Чепрасова, награжденная орденом Ленина, знатный верблюдовод колхоза «Путь к коммунизму» Кош-Агачского района Кадыр Ачубаев, награжденный орденом Ленина и др.


Промышленность в годы ВОВ.

      Война внесла серьезные коррективы в развитие промышленности Горного Алтая. С одной стороны, она ускорила развитие ряда отраслей промышленности, связанных, имевших военно-оборонное значение, с другой стороны, война затормозила развитие предприятий, лишившихся важных поставок из европейской части страны, квалифицированных рабочих и инженерно-технических кадров, техники и др.

       Нехватка трудовых кадров восполнялась через мобилизации сельского населения и неработающего городского контингента жителей, а их рабочая квалификация – через различные курсы, стахановские школы и др. На смену ушедшим на фронт пришли подростки, женщины и люди преклонного возраста. Война внесла много специфических изменений в работу государственной, местной и кооперативной промышленности Горного Алтая. Понятием «местная промышленность» объединялись предприятия разных отраслей, использующие местное сырье и отходы крупных производств для выработки товаров культурно-бытового назначения, стройматериалов, отчасти продуктов питания. Подчинялись они наркоматам местной промышленности. Довоенная маломощность предприятий местной промышленности дополнилась в начале войны изъятием у нее оборудования, помещений, транспортных средств, сырья и материалов. Условия труда в кожевенных, валяльно-войлочных мастерских были довольно тяжелыми из-за повышенной влажности воздуха, вредных испарений, слабой механизации. Многие предприятия для выполнения заказов привлекали надомников, прибегали к помощи местных Советов, которые проводили набор нужных специалистов, работавших не по специальности в учреждениях, предприятиях, колхозах, совхозах. Несмотря на попытки, кадровая проблема в местной промышленности не была решена. Но с заказами для фронта она в целом справлялась.

      Накануне Великой Отечественной войны в Ойрот-Туре появилось несколько промышленных заведений. 11 февраля 1941 г. открылась швейная фабрика Народного комиссариата легкой промышленности, 16 июня 1941 г. – при Ойротской мебельной фабрике – обозостроительный цех, в 1942 г. открылись войлочно-валяльная фабрика, городской кирзавод и 52 новых мастерских по пошиву одежды, обуви. В июле 1941 г. предприятия местной промышленности Ойротской области получили спецзадание: пошив гимнастерок, шаровар, белья, шапок-ушанок, пилоток, патронташей, телогреек, изготовление пароконных бричек, лыж, пирамид для винтовок, валенок. Это требовало перестройки работы промышленных предприятий. Выделка овчин и кож, производство обуви, обмундирования, пищевых продуктов и многие другие были переориентированы на нужды фронта. Предприятия системы многопромсоюза области заказ Наркомата обороны по пошиву обмундирования во втором полугодии 1941 г. выполнили на 154,7%, по изготовлению валенок – на 113%. В 1941 г. лучших показателей добились предприятия госпромышленности: Сыртрест, выполнивший план на 104%, хлебокомбинат, он выполнил план на 112,5%, валяльная фабрика легкой промышленности (план – 111,2%) райпромкомбинаты: Усть-Канский – 130%, Усть-Коксинский – 110%, Онгудайский – 120%.

     В 1943 г. многие предприятия сумели войти в ритм военного времени, мобилизовать все свои возможности. План 1943 г. был выполнен государственными предприятиями на 104%, кооперативными – на 103 %. Успешно справились с производственными программами предприятия: мясокомбинат в г. Ойрот-Тура (184%), хлебокомбинат (137%), швейная фабрика крайлегпрома (100%). В последней особенно ударно трудилась передовая бригада, возглавляемая А.К. Александровой. Ее члены З. Болгова, Т. Данилова выполняли по три нормы. Отставание наблюдалось лишь в пищевой промышленности, где процент выполнения плана составил 72,3%. Причина этого заключалась, прежде всего, в особо тяжелом состоянии в 1943 г. сельского хозяйства области. Недопоставки мяса, овощей и другого сырья предприятиям отрасли напрямую сказывались на темпах ее развития.

      Работницы промартели Ойротка на рабочем месте 1941-1945.В начале войны промартель «Ойротка» укрепилась за счет присоединения к ней промартели имени Н. К. Крупской. В июле 1943 г. в промартели «Ойротка» организовали ткацкий цех, который возглавила стахановка Смирновская. Предприятие возглавляла в то время старейший член партии М. М. Крумина. В годы войны «Ойротка» шила для солдат брюки, гимнастерки, пилотки, полушубки, фуфайки. Кроме того, коллектив занимался производством многих изделий, выполнял и индивидуальные заказы местного населения. В «Ойротке» имелись сапожный и чулочный цеха. К концу 1944 г. в артели работало 150 человек. Это уже почти целая фабрика. Постепенно ткачество стало преобладать над швейным производством.

      В 1943-1944 гг. были организованы пять новых артелей-коопераций инвалидов, оснащенных оборудованием. Расширилась сеть ремонтно-починочных мастерских по обслуживанию населения. Несмотря на успехи отдельных предприятий, положение в местной промышленности области оставалось тяжелым: она с трудом справлялась с заказами фронта, почти ничего не производя для населения. Для удовлетворения минимального спроса населения на товары первой необходимости, открылись следующие мастерские: 2 пуговичные, 9 мыловаренные, 1 чулочно-носочная, 2 железоскобяные. Было налажено производство посуды, дегтя, скипидара, пихтового масла, трикотажа, сапожного крема.

     Старожилы Акташского рудника. 1941-1943 гг..В годы войны в Горном Алтае сложились горнорудное производство. По заданию Государственного комитета обороны (ГКО) в июле 1941 г. начались работы по освоению Калгутинского молибдено-вольфрамового месторождения. На нем было создано предприятие «Калгутстрой». В первые годы войны руководство Наркомата цветных металлов возлагало на добычу вольфрама, являвшегося важным стратегическим сырьем для военной промышленности страны, большие надежды. По этой причине на строящийся рудник отправляли тысячи заключенных. Главнейшей задачей «Калгутстроя» летом 1941 г. являлось строительство дороги Кош-Агач – Калгутинское месторождение. Дорогу приходилось тянуть вручную, пробиваясь через скалы примитивными орудиями труда: кирками, лопатами, собранными у населения Кош-Агачского района. Продукция Калгутинского вольфрамово-молибденового предприятия уже с 1941 г. шла в главный Танкоград страны – г. Челябинск. В 1942 г. «Калгутстрой» сначала был передан в подчинение «Колыванстроя» Главредмета НКЦМ а в конце того же года – в состав Ойротского треста «Ойротзолоторедмет». В 1944 г. правительство выделило на дальнейшее развитие рудника 5 млн. руб. Основными объектами стройки являлись обогатительная фабрика с пропускной способностью 100 т. руды/сутки, металлургический завод, канатная подъемная дорога.


     Коллектив Акташского рудника в 1941 году состоял более чем на 50 % из женщин.С первых месяцев войны руководство области и края приступило организации ртутного производства на базе Акташского месторождения. В октябре 1941 г. Ойротский обком партии обратился в Наркомат цветных и редких металлов с предложением о строительстве на Акташском месторождении крупного добычно-перерабатывающего комплекса. В конце 1941 г. Наркомцветредмет принял решение о создании в Ойротии Акташского рудника по добыче и переработке ртути. Предприятие пришлось возводить в невероятно сложных природно-климатических условиях высокогорья при острой нехватке инженерно-технических и рабочих кадров, техники и транспорта. В Ойротии был объявлен комсомольский призыв, благодаря которому молодые люди пошли работать на Акташстрой, пройдя предварительное обучение на технических курсах. В строительстве участвовали заключенные ИТК № 5, 6, располагавшихся в Акташе, всемерную помощь продовольствием и лошадьми с повозками оказывали колхозы Кош-Агачского района. В декабре 1942 г. Акташский ртутный комплекс, включавший рудник и перерабатывающий завод, был построен. Организационно-правовой формой предприятия стала промышленная артель. Горный Алтай являлся единственным центром по добыче этой руды. Уже в 1942 г. свой первый годовой план рудник выполнил на 111,4%. В военное время рабочие постоянно перевыполняли план, составлявший около 1 тонны в месяц, они рационализаторскими предложениями и внедрением технических новшеств на 45% снизили себестоимость. Передовиками ртутного производства были забойщики Каменский, Тарасов, крепильщики Карпов, Антонов и др. Рабочие и специалисты рудника Акташского неоднократно отмечались правительственными наградами. Так, начальник рудника В.Г. Татарченко был награжден орденом «Знак Почета», мастер цеха П. Майдурова – медалью «За трудовую доблесть».

    Одновременно с Акташским комплексом велось строительство эксплуатационного разведывательного комбината для переработки руд Чаган-Узунского месторождения цветных и редких металлов, на которое было выделено государством 2,2 млн. рублей. Горно-обогатительный комбинат был пущен в строй в начале 1943 г. В сутки он перерабатывал более 10 тыс. руды. Основную массу золота в годы войны добывал прииск «Алтайский», развивались другие прииски, шла старательская добыча.

    Создание горнорудного производства в Горном Алтае привело к изменению структуры капиталовложений в промышленность области. Если местная промышленность в 1941 г. получила 722 тыс.руб., то в 1942 г. – 146 тыс., а капиталовложения в горнорудную промышленность возросли с 80 тыс. до 3,6 млн. В конце войны ртутная артель была преобразована в государственное предприятие – «Акташское рудоправление».

       Главные специалисты горнорудной промышленности имели бронь от фронта. За 5 месяцев 1943 г. предприятиями треста план производительности труда на одного рабочего был выполнен на 121,7%, а план товарной продукции – на 127,2%. С планом всего года справились на 125,4%, в 1944 г. – на 111%. Объем продукции за годы войны вырос в 1,8 раза. Трест «Ойротзолоторедмет» и в последующие годы успешно справлялся с государственными заданиями.

     Война осложнила положение в лесной промышленности Ойротии, представленной Дайбовским (в послевоенное время Турочакским), Кебезенским, Пыжинским леспромхозами. Численность квалифицированных кадров в ней сократилась до 55-60%, техники – до 35%. В результате, хронический недостаток рабочей силы, техники и транспортных средств, слабая техническая оснащенность и низкая организация труда лесорубов снижали производительность труда в лесной промышленности.

     Ремонт Чуйского тракта в районе села Манжерок. Июль 1941 года. С развитием в области отраслей оборонного значения возросла и роль Чуйского тракта – главной транспортной артерии Горного Алтая. Руководство Ойротской области в ноябре 1942 г. ввело в районах, через территорию которых пролегал Чуйский тракт, трудовую повинность на весь срок военного времени для бесперебойного автодвижения по Чуйскому тракту, подготовительных работ по борьбе со снежными заносами, а также работ по расчистке тракта от снега в зимнее время. Привлечение граждан к трудовой повинности допускалось на срок до 2 месяцев, рабочий день длился 8 часов в день и 3 часа обязательных сверхурочных, то есть 11 час.

       Таким образом, в тяжелых условиях военного времени область изыскивала все возможности снабжения населения и фронта продовольствием и другими средствами. Экономике Горного Алтая был нанесен большой ущерб. Несмотря на то, что все население работало на пределе технических и человеческих возможностей, Горный Алтай внес достойный вклад в дело Победы над нацисткой Германией.

 


       Общее количество мобилизованных на фронт по Ойротской области составило 42268 чел., около 11 тыс. человек ушли на фронт добровольцами. 25 горно-алтайцев были удостоены звания Героя Советского Союза, 3 стали полными кавалерами ордена Боевой Славы, около 17 тыс. фронтовиков награждены орденами и медалями. На полях сражений погибло 19901 воин из Горного Алтая. Горно-алтайцы достойно воевали на всех фронтах Великой Отечественной войны. Участником парада войск Красной Армии 7 ноября 1941 г. на Красной площади был М. Г. Побегаев, награжденный орденом Красной Звезды, медалью «За оборону Москвы», нагрудным знаком чекиста, орденом Отечественной войны 1-ой степени. Одним из героев-панфиловцев был Герой СССР Н. И. Трофимов. Участниками форсирования реки Днепр являлись Герои Советского Союза Ж. А. Елеусов, К. А. Тугамбаев, командиром эскадрона разведки партизанской дивизии С. А.Ковпака был А. Н. Ленкин. Полным кавалером орденов Славы был наш земляк В. В. Чевалков. Среди участников битвы за Берлин был наш земляк Н. М. Тырышкин, награжденный 6-ю боевыми орденами: Александра Невского, Богдана Хмельницкого, Отечественной войны 1-ой и II-ой степеней, орденом Красной Звезды.

 

Источники:

 Этот день мы приближали как могли. 75-летию Победы в Великой Отечественной войне посвящается…: - Горно-Алтайск, 2020