Коллективизация и раскулачивание в Горном Алтае
Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

Коллективизация и раскулачивание в Горном Алтае

ВИДЕО>> История государственности Горного Алтая

Первые колхозы в Горном Алтае появились еще в 1920-е гг. В 1924 г. в регионе насчитывалось 4 колхоза: 3 коммуны и 1 артель, объединивших 72 крестьянских хозяйства. В 1925 г. было организовано 9 колхозов, в которые вошли 328 хозяйств, в 1926 г. – 26 колхозов с 515 хозяйствами, в 1927 г. – 29 колхозов с 581 хозяйством. В 1927 г. в колхозах состояло 1,8% крестьянских хозяйств Горного Алтая. Колхозам предоставлялись льготные кредиты на приобретение племенного скота, семян и сельскохозяйственных машин. В 1927 г. на эти цели колхозы области получили 89 тыс. рублей, в 1928 г. – более 215 тыс. рублей.

В 1925-1927 гг. в колхозы входило почти исключительно русское население, а основной формой коллективизации этого периода являлась сельхозартель, в среднем объединяющая от 85,1 до 91,6% коллективизированных хозяйств. Постепенно в колхозы начало вступать и алтайское население. Если в 1926 г. в составе колхозов было лишь 20% алтайцев, то в 1927 г. – 21%, в 1928 г. – 31,3%. В октябре 1928 г. в колхозах было объединено 2,54% крестьянских хозяйств, а уже через год – 6,3%. В 1928 г. алтайских колхозов было 7, а в 1929 г. – 23. Количество хозяйств в них возросло с 98 до 450. Особенностью коллективизации в Горном Алтае было то, что она сопровождалась переводом кочевого и полукочевого населения на оседлость.


                          Колхозники. Шебалинский аймак, первая четверть XX в. Фотография А.Г. Данилина.jpg   Строительство дома. 1929 г. Кунсткамера. МАЭ № 4124-75.jpg    Общий вид сельскохозяйственной коммуны Кулади, 1931 г. РГАКФД. Инв. № 51725.jpg   Ойротия. Первый сноп государству,,,,,,. 1930-е гг. Из фондов ГАРА.jpg


Взвесив возможности края, Сибкрайком ВКП(б) 15 декабря 1929 г. принял постановление «О темпах коллективизации Сибкрая», в котором ставилась задача коллективизировать в 1929-1930 гг. 29,6% всего сельского населения. По срокам проведения коллективизации Сибирь была разбита на три группы районов. Как наименее подготовленная Ойротская автономная область была отнесена к третьей группе. Здесь коллективизация должна была в основном завершиться к 1 октября 1933 г. Вопросы колхозного строительства неоднократно обсуждались на заседаниях областных партийных органов. В начале декабря 1929 г. на бюро обкома ВКП(б) был рассмотрен вопрос о темпах коллективизации в Горном Алтае. Руководство области считало, что колхозное движение набирает довольно высокие, но явно недостаточные темпы. Именно поэтому было принято решение на ускорение темпов коллективизации. Предполагалось к весне 1930 г. вовлечь в колхозы не менее 25% крестьянских хозяйств. Решением бюро обкома партии от 25 декабря 1929 г. Усть-Канский, Онгудайский и Уймонский аймаки были объявлены районами сплошной коллективизации, хотя на этот момент в Усть-Канском было коллективизировано 35,8%, Онгудайском – 17,6%, Уймонском – 9% крестьянских хозяйств. 


Постепенно колхозное строительство в Горном Алтае набирало темпы. К январю 1930 г. количество колхозов достигло 171 и объединило 18% крестьянских хозяйств. На этом этапе подобных результатов удалось достичь, используя исключительно административные методы. В январе-феврале 1930 г. в крае был взят курс на создание крупных коммун, в Горном Алтае их число к 1930 г. увеличилось до 23 (3 - в 1928 г.). К концу 1930 г. намечалось охватить коллективизацией 90% коренного населения области, однако принятое решение привело к чрезмерному ускорению ее темпов и администрированию. Последнее особенно широкий размах приняло в Усть-Канском аймаке, который по темпам коллективизации опередил даже основные зерновые районы страны.

Во многих деревнях и урочищах по несколько раз подряд созывались собрания, на которых уполномоченные по коллективизации требовали от населения немедленного вступления в колхозы. В результате на местах коллективизация проводилась в течение нескольких суток. Так в Чемальском аймаке на 25 января 1930 г. было коллективизировано 43%, через 5 дней – 67%, а на 20 февраля – 96% крестьянских хозяйств. В Лебедском аймаке в течение нескольких дней процент коллективизации «подскочил» с 5 до 85%. Даже в Кош-Агачском аймаке, где население вело кочевой и полукочевой образ жизни, было коллективизировано 80% хозяйств скотоводов. На 20 февраля 1930 г. в колхозах области было объединено 18586 хозяйств, или 81,4%. 


Подобная политика массового «насаждения» колхозов вызывала недовольство значительной части населения, особенно кулачества и середнячества. В этих условиях органы власти, опираясь на бедняков и батраков в деревне, начали более активную политику раскулачивания. В результате за несколько недель было раскулачено 1166 хозяйств, в состав которых входили даже середняцкие хозяйства, подвергшиеся раскулачиванию за то, что они отказались вступать в колхозы.

Получив тревожные известия с мест, Сибкрайком ВКП(б) 11 февраля 1930 г. направил в Горный Алтай специальную комиссию во главе с секретарем крайкома ВКП(б) Л.А. Папарде для рассмотрения сложившейся ситуации. Комиссия выявила грубые нарушения принципов колхозного строительства, широкое применение методов администрирования, игнорирования национальных особенностей хозяйства и быта алтайского населения. Используя материалы комиссии, 20 февраля 1930 г. бюро обкома предложило аймачным парткомам тщательно проверить списки раскулаченных, вернуть имущество пострадавшим беднякам и середнякам, восстановить их в избирательных правах. Начались работы по устранению перегибов. В Лебедском аймаке из 146 раскулаченных хозяйств 29 были восстановлены, как неправильно раскулаченные, 13 хозяйств требовали тщательной проверки. В Усть-Канском аймаке из 237 раскулаченных хозяйств восстановлены после проверки 109.


Крайком партии считал необходимым решительно и твердо покончить с администрированием в колхозном движении и предоставить крестьянству действительную возможность выбора форм коллективизации. В телеграмме секретаря крайкома Р.И. Эйхе обкому партии от 26 февраля отмечалось, что должны быть распущены те колхозы, в которых население не хочет оставаться и наказаны те, кто допустил перегибы в области.

Важное значение в исправлении перегибов имело постановление ЦК ВКП(б) от 14 марта 1930 г. «О борьбе с исправлениями партийной линии в колхозном движении». ЦК обязал партийные организации прекратить практику принудительного вовлечения крестьян в колхозы, не допускать принудительного обобществления жилых построек, мелкого скота, птицы, нетоварного молочного скота. Начался массовый уход крестьян из колхозов. Уровень коллективизации в области понизился с 90% в период сплошной коллективизации до 10% к началу апреля 1930 г.

Ситуацию в области необходимо было срочно исправлять. Местными органами власти началась активная кампания по пропаганде организации колхозов. В апреле 1930 г. повсеместно прошли перевыборные собрания в оставшихся колхозах, на которых обсуждались вопросы колхозного строительства, намечались меры по устранению ошибок. Эти же вопросы были в центре внимания VII партконференции и III сессии облисполкома в мае 1930 г.

Благодаря целенаправленной работе с весны 1930 г. в Горном Алтае начался медленный, но неуклонный рост колхозов. К началу мая в колхозах состояло 20,4% крестьянских хозяйств, а на 10 июня – 22,2%. Продолжался отток из колхозов в четырех аймаках: Майминском, Усть-Канском, Уймонском и Кош-Агачском. Рост коллективизации продолжался в трех аймаках: Успенском, Лебедском и Онгудайском. К концу 1930 г. коллективизация алтайского населения все же значительно отставала от русского. Алтайское население было коллективизировано на 14%, а русское - на 20%. Удельный вес алтайцев в коллективизированных хозяйствах составлял 31%. 


27 апреля 1931 г. Западно-Сибирский крайком ВКП(б) принял решение о ликвидации кулачества как класса. Руководствуясь данным решением, облисполком 5 мая 1931 г. принял аналогичное постановление, в котором ориентировал аймакисполкомы на выселение из пределов области 445 кулацко-байских хозяйств. Уже в конце мая 1931 г. эти хозяйства были выселены, одновременно с ними и 52 кулака-одиночки, что составило около 2% от общего количества крестьянских хозяйств области. Выселяли их в малообжитые северные районы Красноярского края, Томской области и Дальнего Востока. Однако раскулачивание затронуло не только байство и кулачество, но и значительную часть середняков, медливших со вступлением в колхозы или лишенных избирательных прав. 

                                       Советский плакат.jpg   Советский плакат3.jpg   Советский плакат2.jpg   2f3eb20bf127e5e9f94bbe6c853be800.jpg  Советский плакат.jpg   Советский плакат.jpg                   


С весны 1930 г. в Горном Алтае начался медленный, но неуклонный рост коллективных хозяйств как в оседлых, так и кочевых районах. Крестьяне, ранее колебавшиеся, стали вступать в колхозы. Если в начале мая 1930 г. в колхозах состояло 20,4% крестьянских хозяйств, то на 10 июня – 22,2%. В январе 1931 г. в колхозах Горного Алтая состояло 20% крестьянских хозяйств, в июне – более 35%, в декабре – 49% хозяйств. Проведение коллективизации осуществлялось достаточно быстрыми темпами. К 1 апреля 1931 г. в колхозах Ойротской области состояло уже более четверти всех крестьянских хозяйств. В течение 1931 г. наблюдался рост совхозного строительства. Количество совхозов за несколько месяцев возросло с 2 до 6. Если раньше основную массу колхозников составляли бедняки, то в 1931 г. в колхозы пришли середняки. Их удельный вес в январе составил 23%, в августе – 36%. Однако в некоторых аймаках области процент середняков был низким: 19,2% - в Улаганском аймаке, 21,5% - в Лебедском и 16,8% - в Уймонском аймаке. Коллективизация алтайского населения отставала от русского. 


С переходом на оседлость росла коллективизация алтайского населения. Так, если уровень коллективизации по Шебалинскому аймаку на 1 апреля 1932 г. составлял 41%, то в районе перевода на оседлость этого же аймака в колхозах состояло 55,4% хозяйств. За 1932 г. в целом по Ойротской автономной области на оседлость перешло около 1500 хозяйств. Преимущественно национальными являлись Кош-Агачский, Онгудайский и Улаганский аймаки. Из 11 253 хозяйств 4695 (44%) вело оседлый образ жизни. Полностью переход к оседлости закончился лишь в северных аймаках, то есть там, где тенденция к оседлому образу жизни проявилась еще в дореволюционное время. Характерно, что из 7137 хозяйств, состоящих в колхозах, 3951 еще продолжало кочевать, но форма кочевания изменилась, но теперь кочевали не в одиночку, а всем колхозом.


                           

 Диаграммы и картограммы роста сельского хозяйства по Ойротской автономной области:


                  ГАРА. Ф. Р-42-1-951..jpg ГАРА. Ф. Р-42-1-951-15..jpg ГАРА. Ф. Р-42-1-951-17..jpg ГАРА. Ф. Р-42-1-951-28..jpg  

В целом по Горному Алтаю к концу апреля 1935 г. в колхозы вступили 1235 единоличных хозяйств. Коллективизация за март и апрель 1935 г. возросла почти на 7%. В 1936 г. в колхозах находилось 83,8% крестьянских хозяйств. В феврале 1937 г. из 10972 хозяйств коренного населения 8632 хозяйства вступили в колхозы, 1608 – в совхозы. Только 732 хозяйства оставались единоличными. Большая часть из них, особенно в высокогорных пограничных Улаганском и Кош-Агачском аймаках, продолжали вести кочевой и полукочевой образ жизни. По данным на июнь 1937 г., 169 национальных и 17 смешанных колхозов объединяли 93% алтайских и казахских хозяйств. Из 10 аймаков только в двух – Кош-Агачском и Онгудайском – сохранились перекочевки. По существу, это было уже не кочевание. Население перемещалось два раза в год с летних пастбищ на зимние и наоборот, не выходя при этом за пределы землепользования своего колхоза. 


Источники:

1.   Госархив РА. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 11. Л. 40, Д. 574. Л. 1-18, Д. 576. Л. 9-24, Д. 581. Л. 8, 12, 14, Д. 611. Л. 2, Д. 662. Л. 19, Д. 1155. Л. 3, Д. 1233. Л. 50, Ф. Р-21. Оп. 2. Д. 26. Л. 51-52, Ф. Р-33. Оп. 1. Д. 462. Л. 65, Д. 861. Л. 62-66, Оп. 3. Д. 33. Л. 99, Ф. Р-42. Оп. 1. Д. 2264. Л. 7, Ф. Р-61. Оп. 1. Д. 74. Л.1.
2.   Демидов В.А. К социализму, минуя капитализм. Новосибирск, 1970.
3.   Коллективизация сибирской деревни. Январь-май 1930 г.: сборник документов. Новосибирск, 2009.
4.   Очерки по истории Горно-Алтайской автономной области / под ред. Л.П. Потапова. Горно-Алтайск, 1973.
5.    Память народа. 70 лет Горно-Алтайской автономной области (документы и материалы по социально-экономическому и культурному развитию). Горно-Алтайск, 1993.
6.   Эдоков И.П. Коллективизация в Горном Алтае. Горно-Алтайск, 1987.

 


Фотогалерея